Přednáška T. Glance 12. 2., 12. 3., 27. 4.

Aktuální ruská kultura a její české souvislosti I

12. února 2015, 20:00 – 22:00, Knihovna Václava Havla, Ostrovní 13, Praha 1

Významné momenty české recepce ruské kultury. První večer rusisty Tomáše Glance (Universität Zürich) z přednáškového cyklu věnujícího se současné ruské kultuře. Jak ruská kultura proniká do českého prostředí a co by měl vědět zájemce, který nemá přístup k primárním zdrojům, nýbrž je odkázaný na zprostředkující roli českých kritiků, překladatelů, kurátorů a distributorů?
Recepce cizí kultury je ukotvená v tradicích. V našem případě jde o několik období, která výrazně ovlivnila vnímání Ruska a v jejichž následcích žijeme dodnes. Kromě obrození šlo hlavně o Masaryka, recepci modernismu v jeho různých podobách na počátku 20. století a za první republiky. Dále následovalo kulturní zprostředkovatelství 60. let, korigující dovoz oficiální sovětské produkce obratem k dílům autorů avantgardy, emigrace a samizdatu. Během normalizace se vztah k ruské kultuře politizuje, cenzoruje, redukuje, ale pokračuje. Na co a jak navazují tendence, které pozorujeme v posledním čtvrtstoletí a v současnosti?

12. března, 19,00

27. dubna, 19,00

Seminář seminář Vybíráme učebnici RJ

Česká asociace rusistů pořádá seminář Vybíráme učebnici ruského jazyka.
Seminář je určen pro všechny vyučující ruského jazyka základních i středních
škol a také studenty učitelství ruského jazyka.

Seminář se uskuteční ve středu 11. března 2015 v Brně (Ruské centrum, Pedagogická fakulta MU v Brně) a ve středu 25. března 2015 v čase 15:00 – 18:00 hodin
v sídle České asociace rusistů, V Závětří 4, Praha 7.

Pro členy České asociace rusistů je seminář zdarma, ostatní účastníci platí
poplatek ve výši 50,- Kč.

Lektoři: PhDr. Lenka Rozboudová, Ph.D., Mgr. Jakub Konečný
Po relativně dlouhé době, kdy neměli učitelé ruského jazyka v českých školách
při výběru učebního souboru mnoho možností, se situace začíná měnit. Na trhu se
objevují nové tituly lákající zejména moderním zpracováním a nabídkou
doplňkových materiálů vč. online podpory. Seminář bude zaměřen na představení
dostupných titulů a jejich porovnání na základě předem stanovených kritérií.
Účastníci pak budou mít sami možnost se s učebními soubory seznámit. Součástí
semináře bude prezentace možné techniky hodnocení učebních souborů.
Kapacita semináře je omezena. Přihlašovat se můžete do 20. března 2015 (nebo
do dosažení kapacity) elektronicky: http://goo.gl/forms/ZFSPUXefDR
Účastníci semináře obdrží potvrzení o absolvování semináře.
V případě dotazů nás můžete kontaktovat emailem: info@asociacerusistu.cz

Druhý celorepublikový praktický seminář Maslenica (12. 2. 2015 v RSVK v Praze)

Программа Второго республиканского практического семинара для русистов Чехии «Масленица» (2015 год – Год русской литературы в России)

11.00 – Регистрация. Круглый стол Чешской ассоциации русистов.

11.30 – 11.45 – Торжественное открытие.

12.00– 16.30 – Лекции:

1. Открытый урок по творчеству А.П. Чехова, методические разработки (Зубковска К.)

2. Система образования в РФ, возможности обучения иностранных студентов в России (Новоселова В.)

3. Феномен двоеверия в русской культуре. Традиции празднования Пасхи на уроках РКИ. (Бенджалова Н.)

4. Русская литература в Чехии (Незовибатько О.Е.) – последняя лекция для всех групп, 15.00-16.00)

(Лекции: 12.00 -12.45, 12.50 – 13.35, 14.05-14.50)

13.35 – 14.05 – Кофе-брейк.

16.00 – Закрытие семинара, вручение сертификатов.

16.15 – Фуршет.

18.30 – Приглашаем всех участников семинара на концерт «Русский романс».

*

Účastníci semináře dostanou certifikáty o účasti.  Účast na semináři je bezplatná.

Vzhledem k omezenému počtu mist prosíme o zaslaní prihlášek do 1.02.2015 na adresu kulturacz@gmail.com.

Загадки русского языка

  4. 11. 2014

Загадки русского языка
(«Science-Fact»)

Русский язык – один из самых сложных. И это связано не только с лексикой и синтаксисом, но и с самой его историей. Даже для нас, носителей языка, до сих пор многое в русском языке неясно и загадочно.

Послание
Лингвисты не раз отмечали акрофонический принцип построения древнерусского алфавита и даже видели в нем скрытое «послание к славянам». У каждой из букв кириллицы есть свое название, и если прочесть эти названия в порядке алфавита, получится: “Азъ буки веде. Глаголъ добро есте. Живите зело, земля, и, иже како люди, мыслите нашъ онъ покои. Рцы слово твердо – укъ фърътъ херъ. Цы, черве, шта ъра юсъ яти”. Один из вариантов перевода этого текста таков: “Я знаю буквы: письмо это достояние. Трудитесь усердно, земляне, как подобает разумным людям – постигайте мироздание! Несите слово убеждённо: знание – дар Божий! Дерзайте, вникайте, чтобы сущего свет постичь!”

Какой язык ближе к славянскому «предку»?
Между патриотически настроенными жителями славянских стран давно идут споры: какой язык все же ближе к исконно славянскому?

Откуда вообще пошли различия между говорами на территории Восточной Руси (т.е. нынешней центральной России), Южной (современной Украины) и Западной (ныне – Белоруссия)?

Дело в том, что в генезисе национальных языков этих стран участвовали разные элементы. На Руси, помимо славян, проживали финно-угорские племена, балты. Часто наведывались сюда кочевники из южных степей. Татаро-монгольские завоеватели не только грабили и разоряли Русь, но и оставили после себя немало языковых заимствований.

Шведы, немцы, поляки – европейские соседи, также обогащали русский язык новыми словами. То, что значительная часть нынешней Белоруссии исторически была под властью Польши, а Южная Русь постоянно подвергалась набегам кочевников, не могло не отразиться на местных языках. Как говорится, с кем поведешься.
Но какой же язык ближе к своему праславянскому «предку»? Мы вынуждены признать – русский язык ушел от славянского очень далеко. Куда ближе к нему современный украинский. Если не верите – попробуйте прочитать богослужебные книги, писанные на церковнославянском языке.

Украинцам понять их будет куда проще, в украинском по сей день используется лексика, которая у нас давно считается архаизмом.
Но не стоит слишком сильно расстраиваться. То, что наш язык сегодня так далек от своего прародителя – это не случайность и не результат масонского заговора. Это результат кропотливой работы множества талантливых людей, которые создали русский литературный язык в том виде, в котором он существует сейчас. Если бы не вдохновленные ими реформы, не было бы у нас поэзии Пушкина, прозы Толстого, драматургии Чехова. Кто же создал тот язык, на котором мы говорим сегодня?

Первое «увольнение букв»
В XVIII веке к власти приходит Петр I. Он начинает преобразования во всех сферах жизни, не обходит вниманием и русский язык. Но его реформы касаются лишь внешней стороны, они не проникают в саму суть языка, его синтаксис, лексику, грамматику.

Петр I упрощает правописание, избавляясь от греческих букв пси, кси и омеги. Эти буквы не обозначали в русском языке никаких звуков и их потеря язык нисколько не обедняла. Петр попытался избавиться еще от ряда букв русского алфавита: «Земля», «Ижица», «Ферт», а также убрал надстрочные знаки, но под давлением духовенства эти буквы пришлось вернуть.

Алфавитная реформа облегчала жизнь не только школьникам петровской поры (букв-то приходилось учить меньше), но и типографиям, которым не надо было больше печатать лишние знаки, не произносившиеся при чтении.
Ломоносов об этом отозвался так: «При Петре Великом не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы и нарядились в летние одежды».

Зачем была нужна реформа?
Но настоящая реформа происходит силами писателей и поэтов XVIII века: Тредиаковского, Ломоносова, Карамзина. Они создают русский литературный язык и «закрепляют успех» своими произведениями. До того русский язык, из-за постоянных контактов с Западной Европой, пребывал в хаотическом состоянии.

Просторечные формы соседствовали в нем с книжными, заимствованиями из немецкого, французского, латыни употреблялись наряду с русскими аналогами.
Тредиаковский изменяет сам принцип русского стихосложения, перенимая и адаптируя европейскую силлабо-тоническую систему – основанную на регулярном чередовании ударных и неударных слогов.

Ломоносов все слова русского языка делит на три группы: к первой принадлежали редко употребляемые, особенно в разговорной речи, но понятные грамотным людям: «отверзаю», «взываю»; ко второй – слова, общие для русского и церковнославянского языка: «рука», «ныне», «почитаю»; и к третьей группе он относил слова, аналогов которых нет в церковных книгах, то есть слова русские, не исконно славянские: «говорю», «ручей», «лишь».

Таким образом, Ломоносов выделяет три «штиля», каждый из которых употреблялся в определенных литературных жанрах: высокий штиль подходил для од и героических поэм, средним штилем писались драматические произведения, проза – в общем, все произведения, где нужно изобразить живую речь. Низкий штиль использовался в комедиях, сатире, эпиграммах.
Наконец, Карамзин обогащает русский язык неологизмами, он отказывается от церковнославянской лексики, синтаксис языка приближается в его произведениях к более «легкому» французскому. Именно Карамзину мы обязаны, например, появлением слов «влюбленность» или «тротуар».

Трудная буква „Ё“
Карамзин был одним из ярых «поклонников» буквы «ё», но он вовсе не был ее изобретателем. В 1783 году состоялось одно из первых заседаний Академии Русской словесности. Её учредителем была Екатерина Дашкова. Вместе с известнейшими литераторами своего времени: Державиным и Фонвизиным, княгиня обсуждала проект Славяно-российского словаря.

Для удобства Екатерина Романовна предложила заменить обозначение звука «io» на одну букву «ё». Нововведение было утверждено общим собранием академии, новаторскую идею Дашковой поддержал Державин, который стал использовать «ё» в своих произведениях. Именно он первым стал использовать новую букву в переписке, а также первым напечатал фамилию с „ё“: Потёмкинъ. В это же время Иван Дмитриев выпустил книгу „И мои безделки“, отпечатав в ней все необходимые точки. И, наконец, широкое употребление она получила после того, как появилась в поэтическом сборнике Карамзина.

Были у новой буквы и противники. Министр просвещения Александр Шишков, как говорят, яростно пролистывал многочисленные тома своей библиотеки и собственноручно вымарывал две точки над буквой. Среди писателей тоже оказалось немало консерваторов. Марина Цветаева, например, принципиально писала через «о» слово «чорт», а Андрей Белый, по тем же соображениям, «жолтый».

В типографиях букву тоже недолюбливают, ведь из-за нее приходится расходовать лишнюю краску. В дореволюционных букварях её сослали в самый конец алфавита, в одну компанию с отмирающими «ижицей» и «фитой». А в наши дни её место – в самом углу клавиатуры. Но не везде к букве «ё» относятся с таким пренебрежением – в Ульяновске ей даже установлен памятник.

Тайна «Ижицы»
В знаменитом декрете Луначарского 1918 года об изменениях в русском языке нет упоминания о букве Ѵ («ижица»), которая была последней буквой в дореволюционном алфавите. К моменту реформы она встречалась крайне редко, и ее можно было найти в основном только в церковных текстах.

В гражданском же языке «ижица» фактически употреблялась только в слове «миро». В молчаливом отказе большевиков от «ижици» многие увидели знамение: Советская власть как бы отказывалась от одного из семи таинств – миропомазания, через которое православному подаются дары Святого Духа, призванные укрепить его в духовной жизни.

Любопытно, что незадокументированное удаление «ижицы», последней буквы в алфавите и официальная ликвидации предпоследней – «фиты» сделали заключительной алфавитной буквой – «я». Интеллигенция увидела в этом еще одну злонамеренность новых властей, которые намеренно пожертвовали двумя буквами, чтобы поставить в конец литеру, выражающую человеческую личность, индивидуальность.

Тайна русского мата
Практически весь XX век господствовала версия, что слова, которые мы называем матными, попали в русский язык от монголо-татар. Однако это заблуждение. Матерщина встречается уже в новгородских берестяных грамотах, датируемых XI веков: то есть задолго до рождения Чингисхана. Само понятие «мат» довольно позднее. На Руси испокон веков его называли «лая матерная». Изначально матерный язык включал в себя исключительно употребление слова «мать» в вульгарном, сексуальном контексте. Слова же, обозначающие детородные органы, которые мы сегодня относим к мату, не относились к «лае матерной».

Существует десяток версий функции мата. Одни ученые предполагают, что матерщина появилась на рубеже перехода общества от матриархата к патриархату и изначально означала властное утверждение мужчины, который, пройдя обряд совокупления с «матерью» рода, публично объявлял об этом соплеменникам. Есть также гипотеза, согласно которой «матерщина» имела магическую, защитную функцию и называлась «пёсьим языком». В славянской (и индоевропейской в целом) традиции собаки считалась животными «загробного» мира и служили богине смерти Морене.

Есть еще одно слово, которое несправедливо сегодня относят к матерщине. В целях самоцензуры, обозначим его «словом на букву «Б». Эта лексема спокойно существовала в стихии русского языка (его даже можно встретить в церковных текстах и официальных государственных грамотах), имея значения «блуд», «обман», «заблуждение», «ересь», «ошибка». В народе часто это слово применяли к распутным женщинам. Возможно, во времена Анны Иоанновны это слово стало употребляться с большей частотой и, вероятно, в последнем контексте, потому что именно эта императрица наложила на него запрет.

Zdroj: https://plus.google.com/+OlgaSavastova/posts/Fb5ZceuYCEn

Fotky uživatele Naked Science

Listopad v rusistice (přehled vybraných akcí)

5. listopadu od 10,00 v posluchárně R210 v budově Pedagogické fakulty UK

38. CELOSTÁTNÍ SEMINÁŘ K TEORETICKÝM ZÁKLADŮM DIDAKTIKY CIZÍCH JAZYKŮ

Téma semináře: Vzdělávací standardy nejen ve výuce cizích jazyků

RNDr. Dominik Dvořák, Ph.D.: Obsahové a evaluační standardy v zahraničních vzdělávacích systémech

Mgr. Ludmila Balíková, Mgr. Kateřina Suková Vychopňová, Ph.D. a Mgr. Jakub Konečný: Standardy pro základní vzdělávání: anglický, francouzský a ruský jazyk

8. listopadu, 15,30 K centrum, Senovážné nám. 21, místnost č. 16

Ruský Cimrman

Nina Vrbovcová vypátrala v Rusku staršího bratra Járy Cimrmana. Milan Dvočák přeložil ukázky z jeho díly. (V rámci Jeronýmových dnů JTP.)

 

27. listopadu, 19:00 Knihovna Václava Havla, Ostrovní 13, Praha 1

Vzpomínka na Natálii Gorbaněvskou

Večer věnovaný básnířce, překladatelce a obhájkyni lidských práv Natálii Gorbaněvské.

V 17.00 hodin odslouží biskup Václav Malý za Natálii zádušní mši v kostele sv. Vojtěcha na Novém Městě. Její osobnost poté připomeneme čtením autorčiny poezie, lyriky připomínající starou ruskou mystiku znovuvzkříšení skrze utrpení. Následovat bude debata nad texty a jejich českými překlady.

Večer doprovodí písněmi ruských bardů Milan Dvořák.
Ve spolupráci s iniciativou Strategie 31 (CZ).

 

 

 

Знаете ли вы Россию?

http://cyrillitsa.ru/tests/naskolko-vy-znaete-rossiyu

Nová píseň o Putinovi

Rustina.eu se vyhýbá politice (proto „mlčí“ i o situaci na Ukrajině, o Číňanech v Kremlu a o tom, že Obama prý už má připravenou pozemní operaci na rusko-ukrajinské hranici.

Objevil se nový hamnus-hit o Putinovi: www.youtube.com/watch?v=OJ5BzFXr434

Je mi z toho „blivno“, ale je to ukázka současné ruské propagandy. A – samozřejmě – výslovnost je čistá, bez šumu, tkrátka taková, aby píseň vyla použitelná ve výuce výslovnosti a poslechu.

Kdo první nahraje nějakou „hudební reakci“?

*

Na trhák reagovali i Ukrajinci (nyní bohužel také Ukrouši, Ukrofašouni apod.(:

Клиника российской пропаганды – песня „Владимир Путин молодец“ взорвала интернет (видео)

Песня, написанная Олегом Лихачевым, взорвала Интернет.
Олег Лихачев написал песню о правителе Российской Федерации – Владимире Владимировиче Путине. Кто-то говорит о русском владыке плохо, как, например украинские исполнители и мастера создания видеоклипов. А кто-то над ним шутит. А таджикские певцы даже возводят в ранг „великого оленевода“. И даже песни В.Высоцкого переделывают про Путина.

А Олег его возвысил. Только, слушая текст песни, ненароком сомневаешься: а не «отблагодарили» ли самого исполнителя за столь высокую похвалу? Уж слишком слабо это все граничит со здравым смыслом, а данный хит очередной раз взорва

(zdroj: http://goneva.net.ua/video/1277-klinika-rossiyskoy-propagandy-pesnya-vladimir-putin-molodec-vzorvala-internet-video.html – než to najdou cenzoři)

 

 

О Лермонтове без маски

К 200-летию со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова.

«Пробегаю в памяти всё моё прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился?.. А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные…»

«Герой нашего времени», М. Ю. Лермонтов
С. К. Зарянко. Портрет поэта М. Ю. Лермонтова, не ранее 1842 г.

С. К. Зарянко. Портрет поэта М. Ю. Лермонтова, не ранее 1842 г.

«У вошедшего была гордая, непринуждённая осанка, средний рост и необычайная гибкость движений, — вспоминает о Лермонтове автор лучших его переводов на немецкий, писатель и поэт Фридрих Боденштадт. — Вынимая при входе носовой платок, чтобы обтереть мокрые усы, он выронил на паркет бумажник или сигарочницу и при этом нагнулся с такой ловкостью, как будто он был вовсе без костей, хотя, судя по плечам и груди, у него должны были быть довольно широкие кости. Гладкие, белокурые, слегка вьющиеся по обеим сторонам волосы оставляли совершенно открытым необыкновенно высокий лоб. Большие, полные мысли глаза, казалось, вовсе не участвовали в насмешливой улыбке, игравшей на красиво очерченных губах молодого офицера. Очевидно, он был одет не в парадную форму. У него на шее был небрежно повязан чёрный платок; военный сюртук без эполет был не нов и не доверху застёгнут, и из-под него виднелось ослепительной свежести тонкое бельё».

Впечатления современников о Лермонтове были противоречивыми. Многим он представлялся желчным, заносчивым.
«Всех слушателей на первом курсе словесного факультета было около ста пятидесяти человек, — вспоминает однокурсник Лермонтова Павел Вистенгоф, будущий литератор и автор „Очерков московской жизни“. — Молодость скоро сближается. В продолжение нескольких недель мы сделались своими людьми, более или менее друг с другом сошлись, а некоторые даже и подружились. Выделялись между нами и люди, горячо принявшиеся за науку: Станкевич, Строев, Красов, Компанейщиков, Плетнёв, Ефремов, Лермонтов. Оказались и такие, как и я сам, то есть мечтавшие как-нибудь три года промаячить в стенах университетских и затем, схватив степень действительного студента, броситься в омут жизни.
Студент Лермонтов, в котором тогда никто из нас не мог предвидеть будущего замечательного поэта, имел тяжёлый, несходчивый характер, держал себя совершенно отдельно от всех своих товарищей, за что, в свою очередь, и ему платили тем же. Его не любили, отдалялись от него и, не имея с ним ничего общего, не обращали на него никакого внимания».
Тарханы осенью

Тарханы осенью

Он садился отдельно от всех, пишет Вистенгоф, на одном и том же месте у окна в углу и, облокотясь на один локоть, читал свою книгу и не слушал лекций. Это бросалось всем в глаза. Целых два месяца студенты обижались и волновались.

«Каждый хотел его разгадать, узнать затаённые его мысли, заставить его высказаться. Как-то раз несколько товарищей обратились ко мне с предложением отыскать какой-нибудь предлог для начатия разговора с Лермонтовым и тем вызвать его на какое-нибудь сообщение».
Недолго думая Вистенгоф подошёл и церемонно спросил, какую книгу читает Лермонтов с таким увлечением и не хочет ли поделиться ею и с ними.
«Он мгновенно оторвался от чтения. Как удар молнии, сверкнули глаза его. Трудно было выдержать этот неприветливый, насквозь пронизывающий взгляд.
— Для чего вам хочется это знать? Будет бесполезно, если я удовлетворю ваше любопытство. Содержание этой книги вас нисколько не может интересовать; вы тут ничего не поймёте, если бы я даже решился сообщить вам содержание её, — ответил он мне резко и принял прежнюю свою позу, продолжая читать.
Как будто ужаленный, отскочил я от него, успев лишь мельком заглянуть в его книгу , — она была английская».
Говорят, у Лермонтова было два лица — Вистенгофу досталось то, которое Лермонтов держал для тех, кого не уважал и в ком не признавал глубокого ума. И даже гений русской критики Белинский не сразу увидел за маской его истинное лицо. В первую встречу тот представился ему несимпатичным, он не заметил ни ума, ни литературного таланта и «не раскусил» Лермонтова. Следующая встреча случилась лишь через несколько лет. Белинский назвал её «открытием» и восторженно писал Боткину.
М. Ю. Лермонтов. Автопортрет, 1837 г.

М. Ю. Лермонтов. Автопортрет, 1837 г.

«Недавно был я у него в заточении и в первый раз поразговорился с ним от души. Глубокий и могучий дух! Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура! <…> Я с ним спорил, и мне отрадно было видеть в его рассудочном, охлаждённом и озлобленном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство того и другого. Я это сказал ему — он улыбнулся и сказал: „Дай бог!“ Боже мой, как он ниже меня по своим понятиям и как я бесконечно ниже его в моём перед ним превосходстве. Каждое его слово — он сам, вся его натура, во всей глубине и целости своей. Я с ним робок — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ними благоговею и смиряюсь в сознании своего ничтожества».

За романтической маской, которой он отгораживался от толпы, жил совсем другой человек.
«В домашней жизни он был почти всегда весел, — рассказывал о Лермонтове его троюродный брат и близкий друг Аким Шан-Гирей, — ровного характера, занимался часто музыкой, а больше рисованием, преимущественно в батальном жанре, также играли мы часто в шахматы и в военную игру, для которой у меня всегда было в готовности несколько планов. Всё это неоспоримо убеждает меня в мысли, что байронизм был не больше как драпировка; что никаких мрачных мучений, ни жертв, ни измен, ни ядов лобзанья в действительности не было; что все стихотворения Лермонтова, относящиеся ко времени его пребывания в Москве, — только детские шалости, ничего не объясняют и не выражают; почему и всякое суждение о характере и состоянии души поэта, на них основанное, приведёт к неверному заключению».
Лермонтов, Белинский и Панаев. Иллюстрация М. Врубеля, 1890&ndash;1891 гг.

Лермонтов, Белинский и Панаев. Иллюстрация М. Врубеля, 1890–1891 гг.

Внутри, за маской, он не был высокомерен и, даже «несмотря на свой огромный талант, почитал себя не чем иным, как любителем, и, так сказать, шалил литературой, — вспоминал писатель Владимир Соллогуб. — Смерть Лермонтова, по моему убеждению, была неменьшею утратою для русской словесности, чем смерть Пушкина и Гоголя. В нём выказывались с каждым днём новые залоги необыкновенной будущности: чувство становилось глубже, форма яснее, пластичнее, язык самобытнее. Он рос по часам, начал учиться, сравнивать. В нём следует оплакивать не столько того, кого мы знаем, сколько того, кого мы могли бы знать.

Последнее наше свидание мне очень памятно. Это было в 1841 году: он уезжал на Кавказ и приехал ко мне проститься. „Однако ж, — сказал он мне, — я чувствую, что во мне действительно есть талант. Я думаю серьёзно посвятить себя литературе. Вернусь с Кавказа, выйду в отставку, и тогда давай вместе издавать журнал“. Он уехал в ночь. Вскоре он был убит».
О предчувствиях Лермонтова перед последним отъездом из Петербурга рассказывала Аполлинария Михайловна Веневитинова.
«Лермонтов во время прощального ужина был чрезвычайно грустен и говорил о близкой, ожидавшей его смерти. За несколько дней перед этим Лермонтов с кем-то из товарищей посетил известную тогда в Петербурге ворожею, жившую у Пяти углов и предсказавшую смерть Пушкина от „белого человека“; звали её Александра Филипповна. Лермонтов, выслушав, что гадальщица сказала его товарищу, с своей стороны, спросил: будет ли он выпущен в отставку и останется ли в Петербурге? В ответ он услышал, что в Петербурге ему вообще больше не бывать, не бывать и отставки от службы, а что ожидает его другая отставка, „после коей уж ни о чём просить не станешь“. Лермонтов очень этому смеялся, тем более что вечером того же дня получил отсрочку отпуска и опять возмечтал о вероятии отставки. „Уж если дают отсрочку за отсрочкой, то и совсем выпустят“, — говорил он. Но, когда нежданно пришёл приказ поэту ехать, он был сильно поражён. Припомнилось ему „предсказание“».
Дуэль Печорина с Грушницким. Иллюстрация М. Врубеля, 1890–1891 гг.

Дуэль Печорина с Грушницким. Иллюстрация М. Врубеля, 1890–1891 гг.

Лермонтов рано остался без матери, и в богатом имении бабушки всё было подчинено ему. Бабушка даже собрала потешный полк, нарядив крестьянских детей в военное платье, с ними Мишенька и забавлялся в семи-восьмилетнем возрасте, как Пётр I в детстве. Бабушка хотела, чтобы он выбрал любое поприще, кроме военного, но юный Лермонтов желал принести пользу отечеству. К 1840 же году он мечтал только о литературе и об отставке, которую, несмотря на героическую службу, не давал лично Николай I, затаивший на него зло после стихотворения «На смерть поэта».

«К несчастью быть слишком проницательным у него присоединилось и другое — он смело высказывался о многом без всякой пощады и без прикрас, — вспоминал о Лермонтове Герцен. — Существа слабые, задетые этим, никогда не прощают подобной искренности. О Лермонтове говорили как о балованном отпрыске аристократической семьи, как об одном из тех бездельников, которые погибают от скуки и пресыщения. Не хотели знать, сколько боролся этот человек, сколько выстрадал, прежде чем отважился выразить свои мысли. Люди гораздо снисходительней относятся к брани и ненависти, нежели к известной зрелости мысли, нежели к отчуждению, которое, не желая разделять ни их надежды, ни их тревоги, смеет открыто говорить об этом разрыве. Когда Лермонтов, вторично приговорённый к ссылке, уезжал из Петербурга на Кавказ, он чувствовал сильную усталость и говорил своим друзьям, что постарается как можно скорее найти смерть. Он сдержал слово».

Читала воспоминания современников Ольга Огарёва

Zdroj: www.russkiymir.ru/publications/152715, 15.10.2014

Záznam pražské přednášky prof. Zubova

«ВСЕГДА СТОЙТЕ В ПРАВДЕ»

Российский профессор Андрей Зубов, известный историк и политолог, гость пражского «Форума-2000», выступил 15 октября 2014 г. на Философском факультете Карлова университета с лекцией «История России – часть истории Европы». Лекция профессора послужила презентацией чешского перевода первой части учебника «Истории России XX века», профессора поддержали и соавторы учебника, также участвовавшие во встрече, и переводчики труда на чешский язык. Большая аудитория была полна, велась трансляция речи. Учебник после лекции был молниеносно раскуплен.

Основанная мысль лекции Андрея Зубова – историческая нерасторжимость связей между Россией и Европой, «семейное» единство их. Отсюда и призыв Зубова: «Дичая культурно, она (Россия) становится опасной политически. Нельзя допускать, чтобы Россия стала чудищем, от которого надо отгородиться стеной. Эта та же цивилизация, тот же народ, и его одичание опасно, как одичание одного из членов семьи. Её нужно принимать в свои объятья, делая частью своего мира, но одновременно требуя, чтобы она в своих культурных формах соответствовала европейским культурным принципам». И напутствие: «Всегда стойте в правде, иначе ваша жизнь не будет осмысленной». Целую лекцию вы можете прослушать здесь: https://www.youtube.com/watch

(Zdroj: KULTURUS)

Propozice k organizaci 49. ročníku festivalu ARS POETICA

Doporučení k organizování festivalu

I. Cíl festivalu

Prostřednictvím přehlídek uměleckého přednesu ruské poezie, prózy a písní přispívat k poznávání ruské kultury a umění.

II. Pořadatelé festivalu

Česká asociace rusistů, Česko-ruská společnost, z.s., Ministerstvo kultury ČR,

Ministerstvo školství, mládeže a tělovýchovy ČR, Obec spisovatelů.

III. Účastníci festivalu

Na přehlídkách „ARS POETICA – Puškinův památník“ mohou vystoupit žáci ZŠ, studenti učilišť, středních a vysokých škol a absolventi VŠ.

IV. Obecné zásady

1. Program je přednesen zpravidla v jazyce ruském. Pokud účastník nestuduje ruštinu, může být text rusky píšícího autora přednesen v jiném jazyce. Do celostátní přehlídky postupují pouze vystoupení v ruském jazyce.

2. Účastníci neopakují program, s nímž vystoupili v minulých ročnících. V hudební oblasti přednesou 2 až 3 písně.

3. Pořadí vystoupení určuje organizační výbor.

4. Délka vystoupení v kategoriích jednotlivců (i duo, trio) do 7 minut, kolektivů do 10 minut. Pokud vystoupení přesáhne stanovenou dobu, bude porotou ukončeno.

V. Oblasti vystoupení

A. Oblast slovního projevu:

přednes poezie, prózy, dramatické scénky, pásma a montáže, ve kterých převládá mluvené slovo

1. žáci ZŠ 1.–9. roč. – sólová recitace

2. žáci ZŠ 1.–9. roč. – kolektiv do 10 členů

3. studenti SŠ, SOU, VŠ – sólová recitace

4. studenti SŠ, SOU, VŠ – kolektiv do 10 členů

B. Oblast hudebního projevu:

zpěv – sólo, duo, trio – písně, árie apod., pásma a montáže, ve kterých převládá zpěv

5. žáci ZŠ. 1.–9. roč. – sólo, duo, trio

6. studenti SŠ, SOU, VŠ – sólo, duo, trio

7. žáci ZŠ a studenti SŠ, SOU, VŠ – kolektiv do 10 členů

C. Oblast slovního i hudebního projevu:

absolventi VŠ

Interpreta(y) doprovází dospělá osoba, která vystoupení připravila. Hudební doprovod
(u obou soutěžních oblastí) tvoří maximálně tři osoby.

VI. Termíny konání

regionální a krajská kola- – do konce dubna 2015

celostátní přehlídka – 3. června 2015

mezinárodní prezentace – září až říjen 2015

VII. Průběh festivalu

Regionální a krajská kola

Krajské rady ČRS, případně regionální rady ČAR soustředí přihlášky (příloha 1) a zorganizují regionální či krajské přehlídky. Jmenují umělecky i jazykově kvalifikované odborné poroty. Po ukončení přehlídky odešlou organizátoři závěrečnou zprávu a přihlášku reprezentantů regionu či kraje (příloha 2) do celostátní přehlídky Ústřední radě ČAR, V Závětří 4, 170 00 Praha 7 (nejvýš osm vystoupení).

Celostátní přehlídka

Ústřední rada ČAR a Česko-ruská společnost, z.s. pozvou vítěze krajských či regionálních

kol do Celostátní přehlídky, která je nesoutěžní. Porota celostátní přehlídky ocení nejzajímavější vystoupení 49. ročníku a navrhne zastoupení na mezinárodní prezentaci.

VIII. Při výběru vystoupení sledují odborní poradci

  • volbu textu vzhledem k možnostem recitátora a pojetí textové předlohy,

  • jazykovou úroveň – přízvuk, výslovnost, intonaci,

  • umělecké ztvárnění – emocionální stránku výkonu, fantazijní předpoklady a představivost,

  • technické ztvárnění – znalost textu a jeho členění, rytmus a dynamiku výkonu, pohybovou kulturu a mimiku, délku vystoupení,

  • celkový dojem z vystoupení – působivost projevu, originalita výkonu, osobitost interpreta.

  • Po skončení přehlídky sestaví poradci závěrečnou zprávu (příloha 2), kde uvedou

  • místo a termín konání přehlídky,

  • jména odborných poradců,

  • počet účastníků, jmen reprezentantů kraje nebo regionu s přesnou adresou školy (bydliště), repertoár, se kterým zvítězili a délku vystoupení

  • jméno a adresu osoby, která účastníka připravila.

Dále sdělí svá stanoviska a uvedou zvláštnosti, jež se v průběhu přehlídky vyskytly. Zprávu prostřednictvím příslušných krajských rad zašlou Ústřední radě ČAR.

Odborní poradci v závěru přehlídky posoudí jednotlivá vystoupení za účasti interpretů a jejich pedagogů.

IX. Seminář

V závěru ročníku se uskuteční celostátní odborný metodický a rozborový seminář za účasti odborníků z oblasti interpretace, hudebních i literárních oborů. Na celostátní seminář navazují semináře v regionech.